Заявления и обращения делегации ПМР в ОКК
...........................................
 
                                                   
 
                                          
В Объединенную Контрольную Комиссию
 
 
 
ЗАЯВЛЕНИЕ
 
О двойных стандартах молдавской стороны
при выполнении задач миротворческой операции
и продолжающейся практике делегации Молдовы в ОКК
по распространению дезинформации о событиях в Зоне Безопасности
(ответ на заявление делегации РМ от 27 февраля 2014 года № 08)
 
 
Делегация Республики Молдова в ОКК 27 февраля 2014 года распространила заявление № 08 «О заявлениях в СМИ от 22 и 28 января 2014 года спецслужб Тирасполя и последующих их действиях противоречащих механизму миротворческой операции и ведущих к искусственному нагнетанию обстановки в Зоне безопасности», которое не может не вызывать озабоченности.
Данный документ еще раз убедительно подтверждает готовность молдавской стороны к созданию конфликтных ситуаций между молдавскими военными, сотрудниками полиции Молдовы с правоохранительными органами Приднестровья в Зоне Безопасности и, прежде всего, в Районе с повышенным режимом безопасности – в городе Бендеры.
В этой связи приходится еще раз обратить внимание членов ОКК на то, что в истории проводимой миротворческой операции не было ни одного случая противостояния правоохранительных органов конфликтующих сторон на территориях Зоны Безопасности, отнесенных к ответственности Молдовы.
Все очень просто – миротворцы Приднестровья не провоцируют молдавскую полицию и не мешают ей выполнять свои функции на территориях молдавской юрисдикции. В то же время, сотрудники приднестровских правоохранительных органов в своей деятельности строго придерживаются принципа территориальности, установленного Временным Положением «Об основных принципах деятельности правоохранительных органов в Зонах с повышенным режимом безопасности Приднестровского региона Республики Молдова» (приложение № 2 к Протоколу № 15 от 14.08.1992 г.) и не проводят своих мероприятий на территориях, находящихся под юрисдикцией Молдовы.
Принимая во внимание неоднозначность молдавского заявления, особенно в части обращения к названному Временному Положению от 14 августа 1992 года, полагаем целесообразным еще раз напомнить, что статьей 3 этого документа установлено:
«Органы полиции, милиции осуществляют свои функции по охране правопорядка и борьбе с преступностью в Зоне Безопасности по территориальности». В районе с повышенным режимом безопасности, городе Бендеры «охрана общественного порядка и борьба с преступностью осуществляется совместными силами правоохранительных органов сторон по взаимной договоренности».
Однако именно эти договоренности молдавская сторона активно блокирует уже многие годы.
В своем же заявлении делегация Молдовы в ОКК необоснованно утверждает, что эту самую статью 3, якобы, грубо нарушает приднестровская сторона. Делается столь ложное заявление вполне осознанно, явно с целью искажения действительности для достижения своих узконаправленных целей дискредитации приднестровских правоохранительных органов, и в надежде, что намеренное искажение авторами заявления сути самого документа никто проверять не станет.
Равно такая же дезинформация применяется молдавской делегацией и в ссылке на Временное положение «Об основных принципах создания и деятельности групп военных наблюдателей и воинских контингентов, предназначенных для прекращения вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова» (Приложение № 9 к протоколу № 3 от 29.07.92 г.).
Напоминаем коллегам, что согласно статье 2 Временного Положения от 29.07.1992 г. военные наблюдатели и воинские контингенты введены в Зону Безопасности с целью (1.) обеспечения режима прекращения огня и (2.) гарантированного отвода живой силы, военной техники и вооружений на согласованные сторонами рубежи.
Это основная сфера юрисдикции военного сегмента в Зоне Безопасности, на которую было распространено Временное Положение. Речь идет о главном – о предотвращении боевых действий, а вовсе не о наделении военных наблюдателей и воинских контингентов функциями контроля и регулирования административно-хозяйственной деятельности, в том числе правоохранительной в Зоне Безопасности. И именно развитие этой задачи было предметом всех последующих решений ОКК, принимаемых в развитие названных институтов миротворческой операции.
Само Соглашение «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова» от 21.07.1992 г., на основании которого принимались все последующие Соглашения и договоренности по вопросам урегулирования, с самых первых строк объявляет о стремлении подписантов не допустить возобновление войны в регионе.
В преамбуле Соглашения 1992 года эта цель прямо заявлена. Побудительным мотивом договоренности является исключительно стремление «к скорейшему и полному прекращению огня и урегулированию вооруженного конфликта в приднестровских районах мирными средствами».
Поэтому статьей 3 документа определено, что воинские контингенты и военные наблюдатели подчиняются Объединенному Военному Командованию, состоящему из представителей министерств обороны сторон, подписавших Соглашение 1992 года, и военного руководства Приднестровья. А любые решения о применении воинских контингентов и военных наблюдателей в случае нарушения условий прекращения огня неконтролируемыми формированиями принимаются Контрольной комиссией на основе консенсуса.
Более того, согласно Временному положению группы военных наблюдателей, подчиняясь собственным структурам управления, координируют свои действия с Объединенным Военным Командованием, предварительно согласовав их с Объединенной Контрольной комиссией.
Статьей 4 Временного Положения от 29.07.1992 г. воинским контингентам и военным наблюдателям четко определены задачи, исключительно в рамках, очерченных статьей 2, которые ни в коем случае не подлежат одностороннему расширению, что, к сожалению, постоянно и навязчиво делают члены молдавской делегации. Строгое выполнение установленных Временным Положением от 29.07.1992 г. задач позволяет уже 22 года сохранять мир на Днестре. Одностороннее же расширение полномочий молдавской стороной для своего воинского контингента и для своих военных наблюдателей вносит постоянную нервозность в миротворческий процесс, ведет к конфликтам в Зоне Безопасности. Молдавская делегация делает вид, что этого не замечает и огульно, тенденциозно обвиняет приднестровскую сторону в неконструктивных действиях.
Относительно же правоохранительных органов Временным Положением от 29.07.1992 г. установлено, что воинские контингенты и военные наблюдатели содействуют правоохранительным структурам в установлении и поддержании правопорядка и в борьбе с преступностью в Зоне Безопасности и прилегающих к ней местностях. Здесь стоит подчеркнуть – содействуют, а не наоборот.
И, наконец, статьей 7 Временного Положения от 29.07.1992 г. установлено, что воинские контингенты и военные наблюдатели в своей повседневной деятельности руководствуются требованиями настоящего Положения, решениями Контрольной комиссии, приказами и распоряжениями Объединенного военного командования.
Эти ключевые правоустанавливающие нормы молдавской стороной грубо попираются и, как в известной притче, молдавская делегация громко предлагает Объединенной Контрольной Комиссии – «Держи вора!», при этом она сокрушенно пеняет на то, что приднестровской стороной, якобы, нарушается порядок проведения миротворческой операции. Заявление делегации РМ в ОКК от 27 февраля 2014 года, буквально, пестрит ссылками на названные положения без раскрытия их сути, номерами протоколов и датами их принятия, которые, по совершенно необоснованному утверждению авторов, якобы, нарушает приднестровская сторона. На поверку же оказывается, что все это не более чем «мыльный пузырь», ни один из названных авторами заявления документов приднестровской стороной не нарушался.
Все примеры «нанесения обид молдавским миротворцам» приднестровскими правоохранительными органами в своем заявлении № 08 от 27 февраля 2014 года молдавской делегацией приведены именно в таком, не соответствующем действительности, контексте и нигде не говорится о том, что молдавские миротворцы всегда действовали в одностороннем порядке, с грубейшими нарушениями правоустанавливающих документов, демонстративно провоцируя приднестровских правоохранителей на конфликт.
Нельзя также не отметить и то, что особое внимание авторы заявления молдавской делегации от 27 февраля 2014 года уделили документам КГБ ПМР, опубликованным в СМИ Приднестровья 22 и 28 января 2014 года, относительно ситуации в Зоне Безопасности, необоснованно квалифицировав их как некое вмешательство в деятельность формата миротворческой операции. Приднестровская делегация исходит из того, что любые заявления и информации, исходящие от не миротворческих органов Сторон, за исключением распространенных через пресс-центр ОКК (ст. 8 Соглашения 1992 г.), не могут быть предметом обсуждения в миротворческом формате, поскольку они относятся к переговорному процессу, где им и дается должная оценка. Есть масса примеров громких заявлений руководства различных молдавских органов власти, в том числе и относительно Зоны Безопасности, которые в ОКК не обсуждались (в некоторых случаях в соответствии с жесткой отрицательной позицией молдавской делегации в ОКК).
Тем не менее, отвечая на заявление молдавской делегации в ОКК № 08 от 27 февраля 2014 года, следует прямо указать на то, что текст этих документов в интерпретации молдавской делегации намеренно искажен. Авторы документа осознанно подменили понятия, в результате чего предложение КГБ ПМР руководству правоохранительных органов Республики Молдова в течение месяца осуществить вывод с территории города Бендеры подразделений полиции и иных органов власти РМ, приобрело совершенно другую направленность, а именно, – стало, якобы, «ультимативным требованием». На самом деле ничего подобного в документах приднестровской спецслужбы нет и быть не могло, поскольку решение о выводе с территории города Бендеры подразделений полиции и иных органов власти РМ является предметом обсуждения в миротворческом процессе.
Заявление молдавской делегации от 27 февраля 2014 года содержит тенденциозные утверждения о том, что, якобы, КГБ ПМР квалифицирует нахождение правоохранительных органов РМ в Зоне Безопасности, как «противоречащее имеющимся решениям Объединенной Контрольной Комиссии». Но в документах КГБ ПМР речь идет не о всей Зоне Безопасности, а только о городе Бендеры, не относящемся к молдавской юрисдикции. Равно, как нет речи о воспрепятствовании работе в РПРБ в рамках, установленных договоренностями, сотрудникам ООСГ от полиции РМ. И ведь это действительно так.
Между тем, делегация Молдовы в своем заявлении от 27 февраля 2014 года, объявляет также о некой дезинформации, якобы распространенной силовой структурой Приднестровья, по поводу неправомерных действий полиции и других силовых структур РМ в отношении жителей региона, о монтаже фортификационных сооружений, о препятствии свободному перемещению граждан, о дестабилизации ситуации в Зоне Безопасности, преимущественно в городе Бендеры.
Только вот дезинформации здесь нет. За несколько последних лет десятки граждан Приднестровья, России, Украины, других стран необоснованно задерживались молдавской полицией в РПРБ г. Бендеры, вывозились за пределы Зоны Безопасности в Молдову, подвергались административному и уголовному преследованию.
Может ли молдавская делегация в ОКК сказать, что это не так? Нет, не может. Члены молдавской делегации прекрасно знают, что в Молдове в отношении целого ряда приднестровских участников миротворческого процесса, в том числе и членов ОКК от Приднестровья (как действующего состава, так и предыдущих) возбуждены уголовные дела. Молдавская же прокуратура открыто заявляет, что уголовное преследование в отношении этих людей она прекращать не намерена.
В заявлении делегации РМ в ОКК № 08 от 27 февраля 2014 года опубликованные в СМИ документы КГБ ПМР представляются как «подрывающие миссию миротворческой операции в регионе и неприкрыто показывающие намерения нарушить положения Соглашения 1992 года». На кого же рассчитаны подобные ложные утверждения?
Явно не на приднестровский народ, который дорожит миром, обеспеченным и поддерживаемым уже 22 года на Днестре именно этим Соглашением 1992 года.
Остается сожалеть о том, что члены молдавской делегации в ОКК, подписавшие заявление от 27 февраля 2014 года, берут на себя функции, выходящие за рамки, установленные Соглашением. Обсуждать заявления органов Сторон ни делегация Молдовы, ни делегация Приднестровья в ОКК не уполномочены. И уж точно не уполномочены делать обвиняющие декларации и выводы, противоречащие установленным Соглашением задачам ОКК.
Очевидно в расчете на дезинформирование участников миротворческого процесса и заинтересованных сторон урегулирования конфликта, молдавская делегация в своем заявлении утверждает, что неоднократно предоставляла в ОКК аргументированную информацию о деятельности органов правопорядка в Районе с повышенным режимом безопасности г. Бендеры и по всей Зоне безопасности в целом. Это утверждение верно в той же мере, как и то, что приднестровская сторона предоставляла в ОКК столь же аргументированную информацию о деятельности органов правопорядка в РПРБ г. Бендеры и по всей Зоне безопасности в целом.
В этом контексте деятельность этих подразделений Сторон открыта и подконтрольна механизмам ОКК. Не соответствует действительности утверждение авторов заявления о том, что приднестровской делегацией в Комиссию не предоставляется информация и обоснования деятельности на территории РПРБ г. Бендеры объектов своих силовых структур. Все эти объекты периодически, по мере необходимости, контролируются при совершении плановых объездов Зоны Безопасности группами военных наблюдателей четырех сторон.
Скрупулезно перечисляя военные объекты и подразделения Приднестровья в Зоне Безопасности, кстати, по решению ОКК отведенные в августе 1992 года в места постоянной дислокации, а также посты и пункты дислокации приднестровских правоохранительных органов, авторы заявления не указывают на многочисленные аналогичные объекты РМ в Зоне Безопасности, в том числе и недавно появившиеся без уведомления ОКК. Между тем, к их контролю военные наблюдатели годами просто не допускаются молдавской стороной.
Предложения же приднестровской делегации по этой проблематике, в частности, об обмене информацией о наличии постов силовых структур сторон в Зоне Безопасности для организации их контроля – молдавская составляющая ОКК ничем не мотивировано блокирует. Обоснование отказа молдавской стороной от столь важной контрольной меры не выдерживает никакой критики.
Представители РМ пытаются объяснить свое нелогичное поведение нежеланием посредством ОКК «легализовать» приднестровские посты. В итоге – у военных наблюдателей СМС усилиями молдавской делегации в ОКК полностью отсутствует возможность контролировать эти объекты, причем, как приднестровские, так и молдавские. И это действительно проблема.
Между тем в заявлении № 08 делегации РМ в ОКК от 27 февраля 2014 года делается очень громкий вывод, ради которого это заявление, возможно, и готовилось, а именно, – о, якобы, «несостоятельности в этой части миротворческого механизма по обеспечению режима безопасности, транспарентности и недопущению появления в Зоне Безопасности новых вооруженных формирований».
Далее авторы молдавского заявления сокрушаются по поводу пограничных структур Приднестровья в Зоне Безопасности, при этом полностью замалчивая наличие и повышенную активность аналогичных структур РМ в той же Зоне Безопасности, которые согласно общедоступным молдавским источникам весьма успешно и разносторонне действуют на линии разграничения Молдовы и Приднестровья.
Необходимо отметить, что молдавская делегация в ОКК в своем документе вновь пытается муссировать вопрос о деятельности пограничных структур в Зоне Безопасности, который, якобы, до сего дня не обсуждается в связи с необходимостью дополнительных консультаций приднестровской делегации с 3-го марта 1993 года (п. 4 Протокола ОКК № 66). К сожалению, подобными беспринципными утверждениями авторы молдавского заявления публично отказываются принимать во внимание то самое Одесское Соглашение от 20 марта 1998 года «О мерах доверия и развитии контактов между Республикой Молдова и Приднестровьем», подписанное высшими руководителями Республики Молдова, Приднестровья, России, Украины и ОБСЕ.
Пунктом 4 этого Соглашения установлено – Комиссии по координации и обеспечению переговорного процесса разработать в двухмесячный срок согласованные предложения относительно поэтапного сокращения числа установленных пограничных постов между Республикой Молдова и Приднестровьем и другие меры с целью создания благоприятного режима для перемещения людей, товаров и услуг.
Во-первых, речь идет о поэтапном сокращении пограничных постов, а не об их ликвидации, а, во-вторых, руководителями всех участников миротворческого процесса 20 марта 1998 года была поставлена «жирная» точка по вопросу, обозначенному пунктом 4 Протокола ОКК № 66 от 3-го марта 1993 года. Приднестровская делегация давно призывает молдавских коллег прекратить спекуляции по этой тематике, но они не желают ничего слышать. Необоснованно обвиняют приднестровскую сторону в «блокировании» деятельности рабочей группы ОКК «О предоставлении предложений по упорядочению ситуации с постами в Зоне Безопасности».
Следует также остановиться и на, так называемой, «крайней обеспокоенности» молдавской делегации, якобы, односторонними действиями силовых структур Приднестровья в Зоне Безопасности. Речь идет о задержании руководителя румынского Теоретического лицея «JI. Блага» из г. Тирасполь 5 февраля 2014 года, который контрабандой ввез на территорию Приднестровья крупную сумму в денежных знаках РМ и иностранной валюте. Как оказалось, контрабандист вез заработную плату преподавателям лицея, что послужило поводом для информационного взрыва в СМИ Молдовы.
Это была провокация, поскольку до сих пор (лицей существует более 20 лет) зарплата сотрудникам лицея перечислялась в Приднестровье посредством банковской системы.
Действия приднестровских правоохранителей имели место на территории Приднестровья и полностью соответствовали его законодательству. А вот действия старших офицеров молдавского воинского контингента СМС, «неожиданно» оказавшихся на месте происшествия и пытавшихся активно, в том числе с применением физической силы, противодействовать приднестровским правоохранителям, проводя при этом фотографирование сотрудников, а также видеосъемку происходящего на мобильные телефоны, никак не определены базовыми документами ОКК.
В этой связи вызывает недоумение показная «обеспокоенность» молдавских коллег тем, что военнослужащие ВК МС РМ были сопровождены в милицейский участок. Более того, удивляет, с какой легкостью молдавская сторона сообщает ОКК о том, что молдавские миротворцы, якобы, были «подвержены морально-психологическому давлению, допросу, обыску с насильственным изъятьем личных вещей». Налицо подмена понятий. Сами авторы заявления молдавской делегации № 08 от 27 февраля 2014 года вряд ли смогут внятно объяснить, в чем заключалось «морально-психологическое давление», намеренно путают опрос с допросом, а уж «обыск с насильственным изъятьем личных вещей» вообще находится за рамками разумного. Изъятие же мобильных телефонов с незаконно отснятыми фото-видеоматериалами с места событий и молдавской стороной было бы проведено без малейшего колебания.
В то же время членам молдавской делегации стоило бы вспомнить о том, что начальник автомобильной службы штаба МС Приднестровья подполковник МС ПР Немков В.И. в свое время был арестован молдавскими спецслужбами даже без уведомления приднестровской стороны, вывезен в Кишинев, где находился под следствием в течение 10 месяцев. Именно приднестровский миротворец Немков В.И. все это время подвергался допросам, что несравнимо с опросами молдавских военнослужащих, длящихся по нескольку минут, с предоставлением им права не отвечать на поставленные вопросы. И именно в квартире Немкова В.И. в городе Бендеры молдавской полицией был незаконно, втайне от приднестровской стороны, проведен многочасовой обыск. Насколько же эти две названных ситуации соотносимы друг с другом?
Вопрос закономерен и влечет за собой другую проблему – А насколько заинтересована молдавская делегация в ОКК в обеспечении стабильности в Зоне Безопасности?
Действительно:
1). Все конфликты и инциденты происходят только в приднестровской части Зоны Безопасности, поскольку ни одна из силовых структур Приднестровья и приднестровские миротворцы, следуя принципу территориальности, не стараются «проникать» и, тем более, «обозначать» свою деятельность Зоне Безопасности, отнесенной к юрисдикции Молдовы.
2). Именно молдавская делегация фактически уклоняется от обмена информацией о наличии постов в Зоне Безопасности, необходимой для их контроля военными наблюдателями СМС.
3). Только молдавская делегация в ОКК регулярно проводит мысль о том, что миротворческая операция в действующем формате неэффективна и неспособна обеспечивать стабильность в Зоне Безопасности. Для обоснования своих выводов коллеги используют любой инцидент, возникающий, как правило, в результате демонстративных действий сотрудников молдавских силовых структур и, к сожалению, молдавских миротворцев.
4). Только молдавская делегация в ОКК практикует блокирование работы Комиссии, ультимативно выдвигая заведомо неприемлемые для Приднестровья требования и грубо нарушая Регламент работы ОКК.
Приднестровская делегация в ОКК обращается к молдавским коллегам с призывом прекратить усилия по слому механизмов действующей миротворческой операции и продолжить конструктивную работу по сохранению мира в регионе, отказавшись от политического противостояния.
Как совершенно справедливо молдавская делегация в ОКК завершила свое заявление № 08 от 27 февраля 2014 года – «Объединенная Контрольная Комиссия, со всеми присущими ей механизмами и инфраструктурой, призвана «своей деятельностью стимулировать политический диалог между участниками конфликта в целях ускорения его урегулирования мирными, политическими средствами» (ст. 10 Регламента ОКК).
 
 
 
 
Сопредседатель
Объединенной Контрольной Комиссии
от Приднестровья                                                                                 О. Л. Беляков

Члены делегации
ОКК от Приднестровья                  
                                                                                                                 В. В. Вакарчук
                                                                                   
                                                                                                                В.В.Игнатьев

                                                                                                                К. М. Калиненок   

                                                                                                                 О. А. Обручков   

                                                                                                                 П. В. Михайлов
Место постоянного проведения заседания Объединенной Контрольной Комиссии
Дворец культуры им. П.Ткаченко
г. Бендеры, ул Ленина, 32
...............................
Контакты
г. Тирасполь
ул. Пушкина, д. 18, каб.209


Телефон: 0-777-86114

Факс: 0-533-62660

E-mail:
...............................
Официальный сайт Делегации представителей в Объединенной Контрольной Комиссии
от Приднестровской Молдавской Республики
Создание сайта "Веб-студия Тира"