Заявления и обращения делегации ПМР в ОКК
...........................................
 
В Объединенную
                                                                                                           Контрольную
                                                                                                           Комиссию


       ЗАЯВЛЕНИЕ
 
О недопустимых действиях молдавской стороны, направленных на осложнение обстановки в городе Бендеры, в Районе с повышенным режимом безопасности.
 
 
Молдавская делегация в ОКК 28 марта 2013 года распространила заявление  № ОКК-018, суть которого в определенном смысле помогает уловить логику событий, имевших место 21,22,23 и 28 марта 2013 года в городе Бендеры, в Районе с повышенным режимом безопасности, и хоть как-то более или менее разумно объяснить произошедшее.
Само название документа и изложенная в нем версия обострения обстановки в Районе с повышенным режимом безопасности не оставляют сомнений в молдавском авторстве провокационных действий 21,22,23 и 28 марта 2013 года и преследуемых ими целях.
Делегация Республики Молдова в ОКК уже в названии своего заявления констатирует, якобы, наличие некой угрозы «утраты контроля ОКК над обстановкой в Районе с повышенным режимом безопасности, г. Бендеры».
Это именно тот самый тезис, который звучит от молдавской стороны уже как минимум два года по любому случаю непропуска в город Бендеры сотрудников полиции Молдовы, демонстративно пытающихся нарушить действующие правила пропуска в Приднестровье, по случаям задержания контрабандистов, воспрепятствования похищениям и незаконным вывозам молдавскими полицейскими граждан Приднестровья, России, Украины за пределы территорий приднестровской юрисдикции и т.д. Такие события молдавской делегацией всегда громогласно преподносятся как утрата контроля ОКК над обстановкой в Районе с повышенным режимом безопасности.
Более того, в первых же строках заявления № ОКК-018 звучит «вынужденный» призыв «в очередной раз обратить внимание на обострение обстановки в РПРБ», и виновником такого обострения молдавской стороной безаппеляционно и безосновательно назначены силовые структуры Приднестровья.
Далее молдавской делегацией размещено развернутое повествование о том, что 21 марта 2013 года в селе Варница, административно относящемся к городу Бендеры, силовыми структурами Приднестровья без уведомления ОВК был выставлен пост ГАИ.  А это, докладывают авторы заявления,  является нарушением п. 6.2 Протокола № 574 от 15 февраля 2007 года, которым сторонам предложено «в случае необходимости, осуществлять выставление временных (мобильных) постов в Зоне Безопасности только из числа сотрудников дорожной полиции или ГАИ, с обязательным информированием ОВК». Но это не соответствует действительности. Молдавская сторона отлично знала, что выставление поста ГАИ УВД г. Бендеры в Варнице – акция ответная, и молдавская сторона была о ней предупреждена.
Авторы же намеренно не стали информировать получателей своего документа и прессу о том, что в этот же день несколькими часами ранее в микрорайоне города Бендеры «Северный» молдавской стороной без предупреждения ОВК был выставлен пост дорожной полиции МВД РМ.
Постовыми намеренно задерживались приднестровские граждане на приднестровской же территории. Тем самым явно провоцировалось прибытие сотрудников милиции Приднестровья, обязанных по долгу службы выезжать на место происшествия по вызову граждан, чьи права были нарушены.  Цель незаконных действий полиции РМ очевидна – создание конфликтной ситуации между правоохранительными органами сторон с последующим развитием этой темы в рамках Объединенной Контрольной Комиссии и в медийном пространстве Молдовы с обязательной «демонизацией» Приднестровья в глазах общественности.  Именно поэтому прибывшим на место провокации милиционерам было заявлено, что полицейские выполняют приказ своего руководства и прекращать свои действия не намерены. Не осуждая рядовых полицейских, ставших заложниками ситуации смоделированной их руководителями, следует, однако,  отметить безответственные и циничные, провокационные действия полиции РМ в городе Бендеры. В городе, бывшем в свое время жертвой вооруженной агрессии со стороны молдавских подразделений МВД, ворвавшихся на его улицы в числе прочих вооруженных формирований Молдовы для наведения «конституционного порядка». Примером являются события, имевшие место     1 апреля 1992 года, когда ОПОН Молдовы, ворвавшийся в город Бендеры на бронетранспортерах, расстрелял безоружных мирных жителей и прибывших им на помощь милиционеров и гвардейцев.
По этой причине в Варнице, являющейся частью города Бендеры, но находящейся под юрисдикцией Молдовы (до окончания урегулирования конфликта), появился наряд ГАИ УВД г. Бендеры, на что, кстати, имел полное право согласно документам миротворческой операции. Обычно руководство городского УВД воздерживалось от таких действий, не желая нагнетать обстановку, но в этот день было принуждено к адекватному ответу на демонстративные действия комиссариата полиции РМ.
Между тем следует напомнить, что согласно достигнутым договоренностям в Варнице должно действовать линейное отделение милиции Приднестровья, которое молдавской администрацией в село не допускается. Более того, в Варнице должна быть размещена рота российских миротворцев, которых в ноябре 1992 года молдавский ОПОН под угрозой применения оружия не допустил к месту дислокации, установленному Объединенной Контрольной Комиссией.
Таким образом возникает вопрос – вследствие агрессивных методов деятельности чьих силовых структур, игнорирующих, как утверждают авторы заявления, правила взаимодействия в рамках Объединенной оперативно-следственной группы, определенных решениями ОКК, имело место обострение обстановки в РПРБ?
Суть же проблемы заключается в том, что опасные акции, ставящие полицию Молдовы в селе Варница и приднестровскую милицию в городе Бендеры в положение открытого противостояния, инициируются молдавской стороной в Районе с повышенным режимом безопасности вполне осознанно и явно с далеко идущими целями.
Примечательно, что нагнетание напряженности было приурочено к работе Объединенной Контрольной Комиссии в четверг 21 марта 2013 года и участию в ней Специального представителя МИД Российской Федерации по Приднестровскому урегулированию Губарева С.Н. и Советника Министра иностранных дел Российской Федерации генерал-майора Кулахметова М.М., а также заместителя Посла Миссии ОБСЕ в Республике Молдова Я. Плешингера.
Очевидно, кому-то было важно продемонстрировать высоким гостям из России в присутствии одного из высших руководителей Миссии ОБСЕ в Молдове, якобы, шаткость обстановки в городе Бендеры. Важным было подтолкнуть их к формируемому молдавской стороной пониманию, якобы, неспособности ОКК к управлению миротворческой операцией в действующем формате, а также осознанию «виновности» Приднестровья за сложившийся негатив в урегулировании конфликта.
В пятницу 22 марта 2013 года дважды имели место провокации с задержанием молдавской полицией сотрудников УВД города Бендеры, следовавших к месту службы в городском микрорайоне «Северный» через Варницу, которые были осуществлены со 100%-м совпадением в деталях с событиями от 21 марта. А в субботу 23 марта 2013 года ситуация была доведена до открытого столкновения между сотрудниками полиции в Варнице, задержавшими в очередной раз спецтранспорт УВД г. Бендеры при попытке проезда в микрорайон «Северный», и сотрудниками милиции, вынужденными силой освободить захваченный автомобиль и затем убывшими на нем к месту несения службы.
Несмотря на то, что физический контакт 23 марта ограничился лишь разблокированием автомобиля, молдавская сторона заявила о «жестоком избиении вооруженными автоматическим оружием спецназовцами МВД ПМР»  двух сотрудников полиции, один из которых был впоследствии госпитализирован с телесными повреждениями. Это бессовестная ложь. Не было ни автоматического оружия, ни избитых полицейских. Об этом говорят многочисленные свидетели произошедшего инцидента.
На очередном заседании Объединенной Контрольной Комиссии 28 марта 2013 года молдавская делегация всячески препятствовала началу работы, в очередной раз в нарушение Регламента ОКК ультимативно в течение 4-х часов, требуя включить в повестку дня заседания обсуждение действий силовых структур Приднестровья. Когда это не удалось, делегация Молдовы в течение всего заседания усиленно пыталась навязать обсуждение нужной ей проблемы в любом вопросе повестки дня, в связи с чем обстановка все более накалялась от часа к часу.  
Представляется, что недостигнутая цель побудила, в конце концов, молдавскую сторону к продолжению провокации и переведению ее результатов в формат безусловного обсуждения на ОКК с фиксированием приемлемого для Молдовы решения. Понадобился новый конфликт, и он был спровоцирован незамедлительно.
К такому выводу подталкивает то, что, казалось бы, проблема 23 марта 2013 года была урегулирована. Она не поднималась молдавской стороной ни 24-го, ни 25-го, ни 26-го и 27-го марта 2013 года, но вдруг внезапно вновь возникла 28-го марта 2013 года, причем именно во время работы Объединенной Контрольной Комиссии.
Из того, насколько члены молдавской делегации оказались подготовлены к возникновению этой проблемы, можно предположить, что комиссаром полиции в Варнице отнюдь не спонтанно было принято решение на продолжение противоправных действий по задержанию приднестровских милиционеров.
В результате – уже в 16.00 час. наряд ППС УВД г. Бендеры, следовавший по вызову в микрорайон «Северный» для конвоирования в УВД города трех граждан, задержанных на месте преступления за совершение хулиганских проступков, был остановлен молдавской полицией на посту № 717 (расположенном между Варницей и Бендерами) и заблокирован, чем явно провоцировались ответные действия. 
Показательно, что в заявлении № 018 молдавская делегация обвиняет Объединенное Военное Командование в инертности и неспособности контролировать ситуацию, обвиняя в этом приднестровскую составляющую. Но есть ли основания для таких выводов у авторов заявления? Кто подтолкнул ситуацию к обострению 21-го, 22-го, а затем и 23-го марта 2013 года, выставив пост дорожной полиции в районе приднестровской юрисдикции, а затем отказавшись направить на место их службы в микрорайоне «Северный» военных наблюдателей?
Можно ли обвинять приднестровскую сторону в блокировании выезда военных наблюдателей на пост № 717 полиции РМ 23-го марта 2013 года, когда заявка на такой выезд от Старшего военного начальника МС РМ поступила в ОВК спустя два часа после того, как инцидент был исчерпан? Не для того ли это было сделано, что бы военные наблюдатели не смогли зафиксировать отсутствие «вооруженного приднестровского спецназа», «кровавого избиения полицейских», а также медицинских носилок с потерпевшими? Наверное, расчет был на подготовленные свидетельские показания «шокированных граждан»?
Такое развитие событий не удивило бы. Ведь это уже не раз апробировалось молдавской стороной. Такое случалось в районе села Погребя в октябре 2011 года, когда молдавская делегация не постеснялась привезти с собой на экстренное заседание ОКК пару автобусов «возмущенных молдавских граждан». Так было и на посту КПП № 9 СМС (левый), когда 1-го января 2012 года через полчаса после случившейся трагедии, привезенные из Кишинева «возмущенные молдавские граждане» громили миротворческий пост под руководством высших должностных лиц молдавской местной государственной администрации и полиции, в присутствии «случайно» оказавшихся рядом многочисленных СМИ РМ. Это было и в селе Дороцкое, куда сотрудники полиции РМ неоднократно не пропускали участковых инспекторов РОВД Дубоссарского района и г. Дубоссары, а ангажированные «возмущенные молдавские граждане» прямо угрожали убийством двум безоружным милиционерам. И так далее.
Что говорить об Объединенном Военном Командовании и молдавской составляющей в нем, если 28 марта 2013 года на заявленные Сопредседателем ОКК от Приднестровья и Старшим военным начальником МС ПР прямо в ходе заседания ОКК требования направить военных наблюдателей на место инцидента молдавская сторона ответила отказом под предлогом необходимости проверки сведений.
Только с переводом текущего заседания ОКК практически в экстренный режим, в 18.30 час., военные наблюдатели и представители ОКК смогли выехать на пост № 717 полиции РМ и установили, что факт задержания наряда ППС УВД г. Бендеры на самом деле имел место. Ситуация была разрешена только к 20.00 часам 28 марта 2013 года.
Тем не менее, на этом проблема не закончилась – из-за особой позиции молдавской делегации в ОКК большого труда стоило принятие решения в порядке текущего и экстренного заседания Комиссии. Соответствующую запись согласовали только к полуночи 28 марта 2013 года. Отдельные члены молдавской делегации при этом вели себя разнуздано, не гнушаясь откровенным хамством, оскорбительными выпадами в адрес Приднестровья и России, отказом выслушивать доводы коллег по ОКК.
Между тем, анализируя череду целенаправленных инцидентов между сотрудниками правоохранительных органов сторон в Варнице и в микрорайоне «Северный» города Бендеры, усиленно провоцируемых молдавской стороной, можно проследить четкую линию на раскачивание ситуации в Районе с повышенным режимом безопасности, попытки давления на горожан, придерживающихся идеологии приднестровской государственности, деморализации сотрудников правоохранительных органов Приднестровья.
А самое главное – это неприкрытые попытки фактического обеспечения обвинений в адрес Объединенной Контрольной Комиссии, якобы, утрачивающей контроль над обстановкой в Районе с повышенным режимом безопасности, на что авторы и указали в названии своего заявления.
Следует иметь в виду, что проезд из микрорайона «Северный» в город Бендеры, возможен только через село Варница, а значит, молдавская сторона имеет возможность и в дальнейшем, а может быть и рассчитывает на это, – инициировать полный паралич правоохранительной деятельности Приднестровья в самой удаленной части города Бендеры, что нарушает основополагающий принцип работы отделов внутренних дел сторон по территориальности.
Не вызывает сомнений, что приднестровская сторона будет оказывать в рамках Соглашения 1992 года всяческое противодействие подобным инициативам. Но как показала практика действий молдавской стороны (и полиции, и действующей в унисон ей делегации РМ в ОКК) в последнюю декаду марта 2013 года – продолжение этому сюжету вполне может последовать.
Настоятельная необходимость данной темы в планах молдавской стороны подтверждается еще и тем, что 29 марта 2013 года, когда конфликт, казалось бы, был разрешен, молдавский «комиссариат полиции города Бендеры» провел манифестацию протеста сотрудников полиции РМ на посту № 717. В проведении митинга принимало участие порядка 20 полицейских РМ в присутствии многочисленных СМИ РМ. Надо ли угадывать – для чего это было сделано?
В таком контексте весьма циничным видится обращение делегации Республики Молдова к Объединенной Контрольной Комиссии с требованием в короткий срок принять меры, обеспечивающие безусловное реагирование Объединенного Военного Командования на инциденты между представителями правоохранительных органов сторон в Зоне ответственности CMC.
Ответ на такие требования очевиден – недопустимо провоцировать обострение обстановки в Зоне Безопасности вообще, а в Районе с повышенным режимом безопасности особенно. Объединенная Контрольная Комиссия уже поставила задачи по разрешению ситуации в соответствии с руководящими документами миротворческой операции. Этому должны способствовать все участники миротворческого процесса и, особенно, конфликтующие стороны.
Особую настороженность вызывает один из заключительных тезисов заявления    № 018 «Делегации Республики Молдова в ОКК в связи с угрозой утраты контроля ОКК над обстановкой в Районе с повышенным режимом безопасности, г. Бендеры», который стоит привести дословно.
«В связи с изложенным, вполне резонным ставится вопрос – что еще должно произойти, чтобы миротворческий механизм приступил к исполнению своих обязанностей в полном объёме?»
Так чего же следует ожидать от молдавской стороны: конструктивной работы (?) или  чего-то, «что еще должно произойти»? Может быть новых провокаций в Зоне Безопасности или иных действий, направленных на существующего механизма миротворческой операции.
Делегация Приднестровья в ОКК считает, что столь тревожный вызов не может не беспокоить всех участников миротворческого процесса и призывает Объединенную Контрольную Комиссию в рамках существующих правовых механизмов деятельности ОКК обеспечить неукоснительное соблюдение принимаемых обязательств и договорно-правовых положений.
 
 
 
 
 
 
Сопредседатель
Объединенной Контрольной Комиссии
от Приднестровья                                                                                 О. Л. Беляков

Члены делегации
ОКК от Приднестровья                  
                                                                                                                 К. М. Калиненок   
                                                                                                                  В. В. Вакарчук  
                                                                                                                  В. В. Игнатьев
                                                                                                                  О. А. Обручков
                                                                                                                  П.В. Михайлов
 
Место постоянного проведения заседания Объединенной Контрольной Комиссии
Дворец культуры им. П.Ткаченко
г. Бендеры, ул Ленина, 32
...............................
Контакты
г. Тирасполь
ул. 25 Октября д. 114


Приемная
Тел: 0-533-55175

Канцелярия
Тел/Факс: 0-533-55199

E-mail:
...............................
Официальный сайт Делегации представителей в Объединенной Контрольной Комиссии
от Приднестровской Молдавской Республики
Создание сайта "Веб-студия Тира"